Интервью с Яхарой Микио (Главный инструктор KWF, 8 Дан)

В интервью принимали участие: Эльчин Мехдизаде, Бахтияр, Александр Чичварин, Александр Терехин, Белла, Екатерина Рычева.

— Яхара-сэнсэй, последний раз Вы были в Москве 10 лет назад. Как, на Ваш взгляд, изменился город? Как Вам понравилась Москва? — Действительно, Москва изменилась очень сильно, и первое, что бросается в глаза, — это экономические изменения. Когда я приезжал в Россию раньше, было трудно что-либо найти или купить. Сейчас едешь по Москве и видишь множество различных магазинов, видишь, как на улицах продаются фрукты, — это очень отрадно. В этом, пожалуй, самое значительное изменение за последние 10 лет. И еще в городе стало гораздо больше машин. — Ваша организация называется Всемирная федерация каратэномичи. Насколько Ваше каратэ отличается от сётокан каратэ? Скажите, Вы преподаете сётокан или уже несколько другое направление? — Направление «сётокан» — изначальное, и то, что я преподаю, заключается в одной простой вещи. Дело в том, что каратэ менялось на протяжении своего существования и сейчас находится под угрозой исчезновения. Я знаю каратэ как боевое искусство, а сейчас оно стало больше похоже на танец. Я хотел бы вернуться к изначальному каратэ, к его истокам. Боевое каратэ для меня — это когда я могу одним ударом окончательно поразить своего противника. Моя работа в основном заключается в том, чтобы выработать пути и методы, благодаря которым я могу улучшить эти приемы, доведя их до такого совершенства, чтобы хватало одного удара для поражения. — Яхара-сэнсэй, прошло уже два дня семинара. Как Вы думаете: насколько российские каратисты приближены к Вашему видению каратэ или они далеки от этого? ​​ — Я думаю, что в российском каратэ есть те вещи, которые я требую и развиваю. В действительности, когда я приехал, то очень удивился. Я думал, что уровень каратэ в России намного ниже, потому что история его развития здесь короче, и был поражен тем, насколько мастерски российские каратисты владеют приемами. Я всерьез задумался, посмотрев на них: не движутся ли они действительно в том направлении, в котором движусь я. — Сэнсэй, какой путь развития для Каратэномичи как для организации Вы выбрали? — Я в первую очередь нацелен на то, чтобы создать настоящее боевое каратэ с очень эффективными приемами. Цель организации заключается в том, чтобы научить людей тому методу ведения боя, о котором я говорил ранее. Я хочу научить своих учеников уметь побеждать в любом состязании и потом этих непобедимых людей направлять во все уголки планеты, чтобы по всему миру были те, кто в совершенстве владеет моими приемами. Сейчас очень распространена так называемая «геймовая» версия каратэ, когда его рассматривают как какую-то игру. То есть люди, как только заканчиваются соревнования, сразу забывают о каратэ. Я хотел бы, чтобы люди, которые занимаются у меня, могли использовать каратэ в своей жизни, а не играть в него. — Считаете ли Вы, что соревнования помогают пониманию сути боевых искусств и принципов Каратэномичи, или, наоборот, мешают этому? — Я против соревнований в том случае, если они дальше развивают игровое понимание каратэ. Но суть в том, что я сражаюсь с представителями других организаций за свое видение проблемы. И, может быть, своими действиями я напоминаю им, каким должно быть каратэ на самом деле. — Сэнсэй, Вы многократно занимали призовые места и становились чемпионом мира. Какая победа Вам запомнилась больше всего? — Разумеется, мне, как и любому другому человеку, запомнились те встречи, после которых я стал чемпионом. Мне более всего запомнились те моменты, когда я понимал, что противник не владеет теми приемами, которыми владею я, и что его искусство не столь совершенно, как мое. Ведь все вы аплодируете, когда я пользуюсь теми приемами, которые поражают противника и ставят его в тупик. Вот, пожалуй, то, что мне запомнилось больше всего. ​

​ — (Эльчин Мехдизаде) Что для Вас важнее: одержать победу физическую или духовную над противником? И были ли у Вас моменты, когда Вы, несмотря на поражение, получали моральное удовлетворение. — Как же можно радоваться, потерпев поражение? Когда сильный человек проигрывает, никакого удовлетворения он не испытывает, и ни духовной, ни психологической победы он здесь никогда не обнаружит, потому что это все-таки каратэ. Но победа, то есть то духовное удовлетворение, о котором вы говорите, может прийти спустя какое-то время, ведь ваше поражение стимулирует вас к новым подвигам, вы совершенствуете свое мастерство и в результате побеждаете. Наверное, тогда вы действительно поймете, что эта победа — результат вашего прошлого поражения. — Сэнсэй, председателем Всемирной федерации каратэномичи является всемирно известный дизайнер Йодзи Ямамото. Расскажите, что привело этого человека в каратэ? — Ответить на Ваш вопрос не так сложно, как это может показаться на первый взгляд. Я думаю, что здесь две причины. Первая — психологическая: деловой мир, в котором вращается господин Йодзи Ямамото, — это роскошный мир со своей блистательной атмосферой и удивительным антуражем, которые очень расхолаживают. Фотографы, камеры, красивые люди и вещи, — все это очень сильно сказывается на его душевном состоянии, и он является частью этого мира. Каратэ позволяет обуздать себя, держать себя в каких-то рамках и следовать духовному пути, который определяется совестью. Скажем так, в духовном смысле каратэ является для господина Йодзи Ямамото напоминающим, сдерживающим фактором, который оставляет ему шанс к тому, чтобы не испортиться. Вторая причина — чисто физическая: работа господина Ямамото предполагает сидячий образ жизни, что довольно плохо сказывается на здоровье. Мышцы слабеют, а это не очень хорошо для мужчины. Посредством занятий каратэ он поддерживает хорошую физическую форму. Как мне кажется, в нем, в отличие от многих других модельеров, есть то сознание боевого искусства, которое когда-то было у настоящих самураев. — Как давно господин Ямамото занимается каратэ, и почему он выбрал именно сётокан? — Господин Ямамото тренируется около 10 лет и полностью выкладывается на занятиях. Его приход в сётокан напрямую связан с нашей дружбой. — Сейчас издается довольно много книг по Дзен-буддизму и философии боевых искусств. Имеет ли это какое-либо отношение к каратэ как боевому искусству? ​

​ — Действительно, в последнее время очень многие люди обратили свои взоры к Дзен-буддизму, и сейчас выпущено много книг на эту тему, но на самом деле это подделка. Почему же так? Когда вы сражаетесь, в этом, конечно же, есть доля Дзен. В чем же заключается смысл Дзен? Когда во время поединка в руках у вас и у вашего противника находится нож, было бы очень просто, если бы вы сразу покончили жизнь друг друга, и это означало бы верное убийство. Но проблема в том, что вы все время думаете: а что же будет, если кто-то из нас ошибется? Потому что, может быть, кто-то серьезно пострадает, и ваше тело твердеет, ваши мысли сосредотачиваются только на том, что вам страшно и этот страх мешает вам показать вашу действительную силу. Бой как таковой заключается в том, что вы должны выработать умение успокаиваться. Если вы следуете Дзен в этой ситуации, в вашей голове появляется священная пустота: вас покидают все мысли — вы смотрите на противника, не испытывая ни малейшего страха. В эти моменты вы можете демонстрировать настоящую силу, ту силу, которая доступна вам и никому другому, когда не мешают никакие лишние эмоции, мысли ни о будущем, ни о настоящем, — именно это искусство называется Дзен. Поэтому люди, которые не имеют опыта реального поединка, кто не дрался на смерть (таковых в наше время большинство), а сидят и пытаются написать книги о Дзен-буддизме, всегда лгут. — В чем же тогда заключается философия каратэ? — У каратэ нет философии. Некоторые говорят, что вся традиция каратэ вышла из буддизма, что оно имеет какое-то отношение к абсолюту, космосу и вселенной. Но я не очень верю в подобные вещи. Моя философия только в том, чтобы при встрече с противником я мог поразить его одним ударом. — Сэнсэй, а вы успеваете отдыхать? — Отдых моей жизни — это каратэ. Как вы знаете, я занимаюсь очень многими делами: у меня есть свой довольно успешный бизнес. Но это держит в напряжении мою голову: постоянно приходится думать о каких-то неурядицах и делах. Естественно, все это оказывает не лучшее влияния на сон и сознание. Во время занятий каратэ тело испытывает колоссальные нагрузки, не говоря уже о том, насколько близки вы становитесь к этому искусству. После тренировки ваше тело отдыхает, что положительно влияет не только на сон: засыпая в таком утомленном от физической нагрузки состоянии, вы набираетесь больше сил для нового дня, для того чтобы сделать его как можно более полезным. — Сэнсэй, вы любите слушать музыку? — Очень люблю. Как вы думаете: какую музыку я предпочитаю? — Может быть, современную? — Нет. Это Чайковский. — (Эльчин Мехдизаде) Кто-кто? Чайковский? — Да, знаешь, Эльчин, Чайковский — это очень неплохое мороженое (шутя). А еще я очень люблю романтическую музыку. Я часто бываю очень усталым после тренировок, и такая музыка помогает мне расслабиться. Я думаю, что она в какой-то степени даже необходима мне. Больше всего из русской музыки я люблю «Миллион алых роз», и смысл строк этой песни тоже удивителен. У меня даже есть диск с записью этой знаменитой русской певицы. Я часто слушаю этот диск, когда отправляюсь в путешествие на своем корабле. — Сэнсэй, а как вы любите слушать музыку: садясь в кресло или занимаясь какими-либо делами? — Я слушаю музыку в двух случаях: первый — когда я отдыхаю, второй — за рулём, так как очень люблю водить автомобили. — Наверное, вы любите быструю езду?

— Да, я очень люблю скорость, и даже попадал в некоторые ДТП. Со мной однажды случилось такое невероятное происшествие: я тогда был в «Порше»; это была моя любимая машина, и я ехал со скоростью 250 км/ч. Предел скорости моей машины был 280 км/ч, и я давил на газ все больше и больше... тут я увидел, что передо мной едет другая машина, и решил обойти ее. Стоило мне перестроился на встречную полосу, как я увидел, что навстречу мне мчится еще один автомобиль со скоростью около 100 км/ч. Если бы я допустил лобовое столкновение, случилось бы что-то ужасное (складывая 250 км/ч и 100 км/ч, получаем 350 км/ч). Но здесь, видимо, сработала реакция опытного каратиста: я решил свернуть на обочину, так как ограждение не было столь серьезным. Это решение было принято мгновенно, потому что буквально через миг мы врезались бы друг в друга со скоростью 350 км/ч! Я помню, как вертелась машина, я помню все свои движения в это время. Единственное, о чем я думал, — это защитить самые главные части тела: в основном, голову. Я делал все, чтобы получить как можно меньше повреждений. В результате машина пострадала так сильно, что ее невозможно было восстановить. Тем не менее, со мной ничего не случилось. Я считаю, что был неподражаем внутри этой машины (шутя). — Сэнсэй, когда у вас выпадает свободная минутка, вы любите читать? — Да, очень люблю. — А что именно? — Я читаю книги о самураях и о том, как достойно они уходили из жизни через харакири. Для меня это очень важно, и я расскажу вам об этом без прикрас. Уже трое моих друзей ушли из жизни таким способом, и последний из них — в декабре прошлого года. Самый мужественный способ харакири — крест-накрест: сначала слава направо, а затем снизу вверх, чтобы получился иероглиф «Дзю», «десять». Наверное, вы знаете всемирно известного японского писателя Юкио Мисима; возможно, вы даже читали его книги. Он был моим учеником. Мы занимались с ним полтора года, и он был гораздо старше меня: ему было 45 лет, мне — 24 года. За неделю до того, как уйти из жизни, он пришел ко мне в зал, и мы снова занимались. После тренировки мы приняли традиционную японскую горячую ванную «фуро», и он вел себя, как обычно, смеялся (он, вообще говоря, был очень веселым человеком), и никто — ни одна живая душа — не подозревал о том, что он собирается уйти из жизни. Но ведь это было очень важным решением, и за неделю до смерти он наверняка знал, что сделает это. Я очень уважаю его и считаю, что он действительно великий человек. Есть даже история о том, как Юкио Мисима сделал этот шаг. Он направился в кабинет командующего штабом Восточного округа сил обороны Японии, вошел в комнату, и даже те, кто вовремя спохватился, не успели задержать его. Он заперся в этом кабинете. Его сопровождал близкий друг, Масакацу Морита. Дело в том, что по кодексу чести самурая после того, как достойный человек совершит харакири, ему должен отсечь голову друг, коллега, ученик — кто-либо, кому он доверяет и кого он уважает. Распоров себе живот, он испытывал нечеловеческую боль, а Морита тем временем держал меч в руках, и руки его дрожали из-за волнения или неопытности. Тогда Мисима рассердился и начал кричать на него: «Глупец, делай же это скорее!» Тогда тот нанес удар, но промахнулся и разрубил часть черепа. Мисима закричал еще громче: «Глупец, чего же ты ждешь? Давай покончим с этим скорее!» Второй удар Морита пришелся на плечо, и только с третьей попытки он довершил начатое дело. После этого полиция ворвалась в кабинет. Я боюсь, что вы мне не верите, но эти события были зафиксированы в полицейском протоколе. Всей этой историей я не хочу запугать вас; я просто хочу показать, насколько был силен духом этот человек. — А в чем была причина смерти господина Юкио Мисима? — Его цель была по-настоящему великой. К тому времени он был уже достаточно известным писателем и знал, что о его смерти будут говорить широко и много. Незадолго до своей смерти Мисима выступал с балкона этого же здания; он прочитал декларативное заявление с призывом не сгибаться перед той Японией, которую насаждала власть, не подчиняться американскому произволу, быть сильнее и не сдавать своих позиций. Своей смертью он хотел привлечь внимание общественности и выразить эффективный протест против новых порядков и конституции. Конечно же, он достиг своей цели. — Сэнсэй, вы занимались другими боевыми искусствами кроме каратэ? — Да, я занимался иайдо. Мне очень нравится дух этого боевого искусства: одним ударом меча поразить противника насмерть. — Яхара-сэнсэй, какое качество в окружающих вас людях вы цените больше всего? — Все мои друзья — странные люди. Я все время задумываюсь: люди ли они вообще? И, в общем-то, я устаю от этого. Вы, наверное, тоже считаете меня странным типом (улыбается). — Сэнсэй, чем для вас является любовь? И какой смысл вы вкладываете в это слово? — Может быть, это обычная вещь, но я не знаю, как ответить. Конечно же, это очень трудный вопрос. Но я думаю, что лично для меня любовь — это невозможность личного счастья в одиночестве. Для того, чтобы вы чувствовали себя счастливым, вам необходимо выложиться полностью и увидеть счастливое лицо любимого человека. Я думаю, именно в такой необходимости нужно пожертвовать всем, сделать все для близкого человека и, видя результат этого, чувствовать себя счастливым. Наверное, любовь в этом. — Сэнсэй, чего бы Вы пожелали российским каратистам? — А чего, собственно, хотят мои русские друзья? Александр, что является самым главным для тебя в каратэ? — (Александр Чичварин) Наверно, это то удовольствие, что я получаю от общения со своими друзьями, которых я приобрел благодаря каратэ. Ежегодно таких друзей становится все больше и больше по всему миру. — Мне кажется, что и я и мой русский друг занимаемся каратэ с одним и тем же настроением. Наверно, у тех, кто с одинаковыми мыслями занимаются каратэ, запросы, потребности и цели одинаковы. Само по себе название организации — Каратэномичи — означает дорогу каратэ, дорогу к каратэ, дорогу с помощью каратэ, дорогу самого каратэ. Пожалуй, эта и есть та самая дорога, по которой мы идем вместе, и на этом пути мы должны встречать многих людей. Где-то она может становиться шире, а где-то сужаться. Самое главное, что я, пожалуй, хочу вам пожелать — это чтобы вы никогда не забывали самих истоков каратэ, его основных функций и задач. Потому что, если вы забудете об этом и не будете прилежно исполнять в соответствии с этим все свои приемы, то вы уйдете совсем другой дорогой, которая очень далека от того каратэ, которое я пытаюсь привнести в вашу страну и вашу жизнь.

источник: katarenomichi.ru

Другие новости